Забытый Сары-Могол

Забытый Сары-Могол

В то далекое время, оказывается, люди поговаривали, что решение о передаче части Алайской долины во временное пользование Мургабскому району Таджикистана санкционировал сам «отец» всех народов И. В. Сталин. Было это или не было,-кто сейчас узнает. С того времени прошло очень много, да и в самом Сары–Моголе за это время выросло 3-4 поколения жителей. Но там еще живут люди, которые помнят, как в 1946 году многих людей из Мургабского района, связанных с общественным животноводством, разом погнали через перевал Кызыл–Арт в неизведанные кыргызские земли-в летние пастбища-для откорма колхозного скота.

 

Несмотря на возражение людей, которым сразу не объяснили суть этого дела, оно оказалось выигрышным делом для мургабских кыргызов, затерявшихся среди горных нагромождений Памира. Дело ни в том, что союзные органы не спросили у нас даже согласия на передачу срединных земель Алайской долины во временное пользование другой республике, а в том, что кыргызские власти потом на долгие десятилетия забыли об этих землях. Все государственные органы, начиная с сельского совета, и, кончая республиканским центром, проявили беспечность, и ни разу не поинтересовались, – как используются наши пастбища гражданами другой страны.

 

Мургабские кыргызы тогда заняли 57,8 тыс. га пастбищ – значительную территорию, пересекающую всю Алайскую долину поперек, — от Памирского хребта на севере и до границы Ноокатского района — на юге. Таджики должны были приезжать сюда только с началом лета для откорма скота. Алайская долина считалась историческим местом и любимой ставкой «алайской царицы» Курманжан Датки! Разве этого мало? Прошло уже 70 лет, и нет резона сейчас осуждать кыргызских руководителей того времени. Но никак нельзя понять поведение новых чиновников, появившихся после приобретения Кыргызстаном своей независимости. После распада Советского Союза все независимые республики начали быстро освобождать свои территории от других, уточнять линии государственной границы, поспешно обращать в свою юрисдикцию все, что досталось им от бывшего союзного государства.

 

Но нам было не до этого, – руководители страны захлебывались от эйфории внезапного суверенитета, а общество – от безудержной демократии. Никто не собирался утруждать себя обустройством государства, заниматься ключевыми проблемами страны. Так в начале своего суверенитета мы прошляпили многие исконные кыргызские земли, границу, союзные производства, в том числе магистральные нефтегазопроводы, месторождения углеводородного сырья и другие жизненно важные объекты.

 

Руководство Министерства сельского хозяйства за 20 лет не нашло времени посетить Сары – Могол и подготовить решение о возврате ее под юрисдикцию Кыргызстана. А госадминстрацию Ошской области все больше занимали юбилейные и другие общереспубликанские показные торжества. Многие помнят, как в августе 1991 года, там, где начиняется Алайская долина, была устроена грандиозная тризна по поводу 180 – летия Курманжан Датки. Представителей международных организаций, которых туда пригласили, больше всего удивило и потрясло количество зарезанных по этому поводу лошадей и баранов. При этом об основной проблеме Алайской долины, давно потерявшей свою целостность и былую природную красоту, – никто не вспомнил.

 

Наблюдая за кыргызской беспечностью, мургабцы, начиняя с 50 – х годов прошлого столетия, вместо откорма скота в Алайскую долину начали переселять людей, которые поспешно стали строить там свои дома. Все это было в нарушение кыргызских законов и договоренностей по использованию тех земель. Несмотря на это, областные и районные органы даже не пытались остановить процесс постепенного превращения указанных земель в приусадебные и пахотные земли граждан Таджикистана. Со временем в Сары – Моголе появилось 528 сельских домов, где стало проживать около 3500 граждан соседнего государства.

 

Но самым потрясающим было то, что внутри Кыргызстана, в пределах самовольно образованного села Сары – Могол и пастбищных угодий, появились таджикское местное управление в составе сельского совета, милицейского участка, таджикского паспортного стола и других административных подразделений, подчиненных Мургабскому району. А глава сельской управы Сары – Могол стала заместителем акима Мургабского района. После этого даже местные алайские кыргызы не посмели заходить на территорию указанного административного образования. Создание административной власти Таджикистана на территории Кыргызстана являлось явным нарушением Конституции Кыргызской Республики и норм международного права. Но никто из прежних и новых правителей Кыргызстана об этом нигде не заявлял, и самовольные выходки соседней страны продолжались. Они продолжались до 2003 года, когда по инициативе тогдашнего премьер – министра Н. Танаева было образовано правительственная комиссия, которая должна была заниматься этим делом.

 

Нельзя не сказать о том настрое, в котором жило многотысячное население Сары – Могола, когда 10 апреля 2003 года наша комиссия приехала туда, чтобы огласить людям о нашем намерении возвратить эти земли Кыргызстану. Туда же приехала делегация Таджикистана во главе с первым вице – премьер – министром Таджикистана Ходжа Акбар Тураджонзаде, а кыргызский губернатор Ошской области отказался поехать, ссылаясь на предстоящий телефонный разговор с Акаевым.

 

Накануне нашего приезда был пущен слух о том, что главы двух государств по телефону договорились о продлении срока использования Таджикистаном сары – могольских земель еще на 40 лет. Но наша комиссия твердо заявила, чтобы они не питали на этот счет иллюзий, и если так будет продолжаться дальше, кыргызские власти будут вынуждены принимать меры, квалифицировав дело о незаконном пребывании граждан чужой страны в Кыргызстане. Особенно агрессивно выступали местные аксакалы, которые хотели ничего не менять в селе и жить по — старому. Мы сказали, что они должны подумать о судьбе подрастающего поколения, которое лишено многих жизненных благ и возможности в лучшем виде обустроить свою будущую жизнь, да и возможности Мургабского района ни такие, чтобы помочь этому селу в улучшении социально – экономического положения населения.

 

Уровень жизни сары – моголцев намного отставал от условий, в которых проживают кыргызское население в прилегающих селах, а коммунальные и другие обще узловые объекты села работали плохо. Самое главное, — у молодежи, оканчивающих школы, не было никаких шансов продолжать свое образование в высших учебных заведениях или получать нужную им профессии. После таких разъяснений население вынуждено было согласиться с нашим решением о возвращении сары – могольских земель Кыргызстану. Под юрисдикцию Кыргызстана вернулись все 57, 8 тыс. га, и в течение короткого времени наш институт КыргызГипрозем и другие осуществили новое описание этой территории и определили границы этого села. Стало возможным, чтобы в течение 70 лет бесплатно используемые Таджикистаном территории вновь были включены в земельно – учетную документацию Алайского района. Ликвидирована была таджикская сельская управа. Вся паспортно – учетная документация жителей была передана кыргызскому паспортному столу.

 

Но, все же, жители Сары – Могола к тому времени оставались гражданами Таджикистана, хотя были этническими кыргызами. Необходимо было решать проблему гражданства и получения кыргызских паспортов, без которых они не могли бы пользоваться благами цивилизации, которые имеются на территории Кыргызстана. Мы понимали, что решив самую главную проблему возвращения земель, комиссия не должна оставить этнических кыргызов на подвешенном состоянии. Комиссия решили взять ответственность на себя, и без шума сделать многих жителей сразу гражданами Кыргызстана, выдав им кыргызские паспорта вместо паспортов Советского союза образца 1974 года с надписью на обложке «СССР». Смею сказать, что они были самыми трудными из всех. Надо отдать должное членам комиссии — заместителю министра внутренних дел, акиму Алайского района и госрегистру Ошской области, которые предложили профессиональный путь решения этой проблемы.

 

Если бы ни они, ни один житель этого села до сих пор не стал бы гражданином Кыргызской Республики. Этого исторического решения нынешние жители Сары – Могола должны помнить на всю жизнь. Дело в том, что даже при высочайшем желании – получить гражданство Кыргызстана — этнические кыргызы Сары – Могола этого сделать сами не могли. Для этого полагалось поехать в Душанбе, пройти процедуру выхода из гражданства Таджикистана, что не сразу делается, а потом обратиться президенту Кыргызкой Республики с просьбой дать гражданство Кыргызстана, которое тоже делается только в течение несколько лет. Вся эта процедура заняла бы годы, и проблема оставалась надолго не решенной. Оповестив людей о возврате земель Кыргызстану, мы не могли оставлять без определения их статуса, не прикрепленным ни там, ни здесь.

 

Об этих подробностях приходится говорить только лишь потому, что многие межгосударственные и внутригосударственные дела, если даже по ним приняты хорошие решения, остаются не доведенными до конца по вине безответственных наших чиновников. Это явление получило широкое распространение в годы правления первого президента, когда должностные лица никогда не отвечали за результаты своей работы на порученном участке, и при полном ее развале, получали повышение на следующую ступень государственной службы. А наша комиссия, тогда взяв на себя ответственность, решила 854 жителям Сары — Могола, имеющим на руках паспорта СССР образца 1974 года, сразу выдать новые кыргызские паспорта.

 

После этого они автоматически становились гражданами Кыргызстана. Благо, что таджикские власти не препятствовали этому. Более того, 300 юношей и девушек, достигших 16 лет, впервые одновременно получили кыргызские паспорта. Думаю, все они должны быть благодарны судьбе, что члены комиссии тогда решили им такую проблему. При другом обороте событий, кто знает, как сложилась бы судьба основного населения Сары – Могола. Комиссия не смогла сделать такое с 471 кыргызами, имевшими на руках уже новые паспорта Таджикистана.

 

Как мне сообщили недавно, эта проблема до сих пор мучает их, и никто из алайских политиков, хорошо устроившихся сейчас в республиканском центре, не берутся помочь им.

 

Так мы вернули Сары – Могол под юрисдикцию Кыргызстана и избежали образования очередного таджикского анклава на территории Кыргызстана. Комиссия затем подготовила план первоочередных мероприятий по социально – экономическому обустройству поселка Сары – Могол и придала ему статус правительственного документа. Мы должны были там построить новую школу, больницу и поликлинику, автомобильную дорогу, водопровод, реконструировать ирригационные сети, решить проблему телевизионных передач, транслируемых в Кыргызстане. Алайская райгосадминистрация провела выборы депутатов местного Кенеша и главы местного самоуправления, а Жогрку Кенеш принял закон о создании административно – территориального поселка Сары Могол.

 

В том же году в Душанбе состоялось очередное заседание глав государств Центральной Азии, которые в свое время создали Международный Фонд по спасению Арала. После заседания, как обычно, проводятся двусторонние встречи президентов, и я случайно узнаю, что во встрече А. Акаева с Эмомали Рахмон, по настоянию таджикской стороны, будет рассматриваться вопрос Сары – Могола. Несмотря на то, что данный вопрос окончательно решен, и там уже работает кыргызский административно - территориальный поселок, работники МИДа, не согласовав со мной, включили этот вопрос в повестку дня встречи двух президентов. Считаю необходимым здесь сказать, что любой вопрос, поднимаемый государственным ведомством соседней страны, почему – то нашим внешнеполитическим ведомством сразу берется под козырек и включается в повестку дня встречи глав государств или правительств. Это тоже одна из примечательностей той сумбурной эпохи.

 

В данном случае наши должны были просто не согласовать повестку дня с таким вопросом, как это делают внешнеполитические ведомства соседних стран. Но, зная привычки А. Акаева — подписывать межгосударственные документы у трапа самолета или на ступеньках перед зданием, где проходят межгосударственные мероприятия, я припроводил его на место встречи двух президентов. В дороге мне пришлось рассказать ему о серьезности вопроса и наших намерениях довести это дело до конца. По заданным мне вопросам я понял, что наш президент был не против сохранения прежнего статуса Сары – Могола, и мог согласиться с любезным предложением президента Таджикистана. После завершения встречи с Э. Рахмоном, когда мы шли обратно, он сухо сказал, что вопрос Сары – Могола был главным на переговорах, и он не принял предложение Таджикистана. А потом, помолчав некоторое время, велел мне упокоиться и идти в гостиницу. Слава Богу, подумал я. После этого окончательно поставлена точка Сары – Могола.

 

Пусть живут и обустраиваются там мургабские кыргызы, а молодежь учится и создает свою судьбу трудом и личным старанием. Считаю необходимым сказать, что, учитывая наши близкие добрососедские отношения с Таджикистаном, Кыргызстан за 70 лет эксплуатации ни разу не заикнулся об оплате за пользование теми землями. Даже тогда, когда 1997 году, Минсельхоз, все же, подготовил проект межправительственного соглашения об аренде Таджикистаном указанных земель, наше правительство посчитало его не уместным. Как оказалось потом, оно было к лучшему. Подписав тогда арендные отношения с Таджикистаном, мы бы держали большое население Сары – Могола в подвешенном состоянии еще 60 лет. А это могло привести к нежелательным отношениям между населениями Алайского и Мургабского районов.

 

Я хочу еще раз напомнить нашим людям следующее. Слишком много в кыргызской истории связано с Алайской долиной. Это память об алайской царице — Курманжан Датке. Это известный на всю Центральную Азию Алайский базар в Ташкенте, это алайская ценная порода овец и многое другое. Величественная долина длиной в 180 км. с Кара – Тейита до Иркештама. Ледники Заалайского хребта формируют здесь реку Кызыл – Суу, которая является началом великой реки Аму – Дарья, обеспечивающая водой основную часть территорий Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана. По долине уже проходит международный автотранспортный коридор, соединяющий нас с Китаем, с таджикским Джергеталом и Горным Бадахшаном. Скоро по этой долине пройдет газопровод Туркменистан – Узбекистан – Таджикистан – Кыргызстан – Китай. Соседние страны — Таджикистан и Туркменистан в перспективе будут строить железную дорогу из Туркменистана в Таджикистан через территорию Афганистана. Тогда мы будем строить свой участок железной дороги вдоль реки Кызыл – Суу от Иркештама до таджикского Джергетала. Недра Алайской долины хранят немалые богатства.

 

После возвращения Сары – Могола наши геологи там открыли приличное месторождение бурого угля. Китайские компании сразу начали возить его через Иркештам в свою провинцию Улугчат. Сары – Могольские угли хотят получить население Мургабского и Джергетальского районов Таджикистана. Наша страна нескольким иностранным компаниям также выдала лицензии на поиск и разведку нефти и газа, поскольку там имеются предпосылки на наличие таких залежей.

 

Сколько голов КРС и овец можно разместить в этой долине, чтобы поднять потенциал Алайской долины по производству мяса и шерсти. Можно было бы рассматривать другие варианты эффективного использования природных богатств этого края. Поскольку значительная часть пастбищ остается не использованной, как — раз государственным органам объявить бы конкурс среди крупных объединенных крестьянских хозяйств на получение в Алайской долине земель для развития современного животноводческого производства. Наверняка нашлись бы энтузиасты, способные заниматься этим делом, — не скитаться же всем по миру в поиске «хлеба насущного». В реализации таких проектов нам бы оказали помощь международные фонды и государства – доноры. Со временем здесь появились бы компактные производства по переработке мяса, молока и шерсти. Экологически чистая продукция пользовалась бы непременным спросом в странах Средней и Передней Азии, Среднего и Ближнего Востока и других. Но кому – то из высоких чиновников страны необходимо же заниматься этим делом специально!

 

Современные потомки великой Алайской царицы – выходцы из этих мест — должны бы приезжать на свою малую родину не только тогда, когда назревают выборы депутатов Жогорку Кенеша. Они должны туда приезжать и в будни, когда можно будет основательно подумать о перспективах этого края, поговорить о лучшем обустройстве жизни здешних людей. Когда правительственная комиссия практически уже решил проблему возврата Сары – Могола под юрисдикцию Кыргызстана, отдельные депутаты Жогорку Кенеша настойчиво требовали, чтобы возвращаемые 57,8 тыс. гектаров сарымоголовских территорий мы передали в состав Чон – Алайского района, а другие в состав Алайского района.

 

Еще больше, на очередных выборах депутатов Жогорку Кенеша, которые состоялись в начале 2005 года, все кандидаты в депутаты из этого края выдавали себя за главных организаторов возврата в Алайскую долину всеми забытого Сары – Могола. После этого прошло уже 12 лет, но, смею заметить, что никто из них до сих пор ничего не сделал, чтобы оказать практическую помощь в обустройстве села, — будь это строительство нового водопровода питьевой воды, хорошей автомобильной дороги к селу, детсада и ремонта существующей школы, ретранслятора, и многих других. Депутаты даже палец об палец не ударили, чтобы закрепить за выпускниками школ 15 — 20 бюджетных мест в высших учебных заведениях страны, чего они должны были сделать в первую очередь.

 

По большому счету можно было бы подумать и о поэтапном переселении в Алайскую долину Мургабских кыргызов из Таджикистана, – их осталось там не многим более 15 тысяч из 30 тысяч, что было в советское время. Здешние просторы позволяют это сделать, и нет у них никакой вины в том, что их прародители когда – то волею судеб оказались в суровом крае, крепко зажатом среди высоких Памирских гор. Алайские земли для них били бы неким раем, а для нас — проявлением заботы о своих единокровных братьях. Они хорошие земледельцы и животноводы, по жизни знают цену каждого клочка земли. Должны же когда – то вернуться на свой отчий край потомки трех сыновей Алайской царицы, Абдуллабека, Махмутбека и Хасанбека, которые не сдавшись превосходящим силам генерала царской России Скобелева, 150 лет тому назад достойно ушли через перевал Кызыл – Арт в сторону памирских кыргызов.

 

Я считаю, что наши правители должны подумать об этом серьезно. Кто знает, когда еще у них будет такая возможность! И еще. За последние пять лет наша делегация во главе министрами социальной защиты республики трижды посетили афганский Малый и Большой Памир, где проживают более 2,8 тысяч наших соотечественников. Видя, в каких условиях они там проживают, они даже не делают попытку, чтобы начать движение относительно их переселения в Алайскую долину, где территорий хватают. Речь идет о территории всего лишь одного села.

 

Зная все это, мне иногда хочется, взяв из республиканского центра кого надо, самому поехать туда, чтобы приступить к решению данной проблемы. Мы бы решили, где посадить это село, где построить автомобильную дорогу, водопровод, подстанцию и линию электропередачи, ирригационные сети, ретранслятор и других. Мы бы договорились с представительствами Международной организации по миграции и Управления Верховного комиссара ООН по беженцам, аккредитованных в Бишкеке, о выделении на строительство указанных обще узловых объектов необходимых средств. Они могли бы профинансировать строительство более 300 индивидуальных жилых домов, если бы мы сами что – то начинали там делать.

 

К сожалению, с возвратом исконных наших земель не всегда получается, как получилось с Сары — Моголом. Безразличная позиция чиновников в свое время привела к тому, что в глубине кыргызских территорий со временем образовались анклавы «Сох», «Чонгара Галча», «Ворух», «Шахимардан», где в общей сложности сейчас проживают более 300 тысяч граждан соседних стран. Еще несколько лет и Сары – Могол тоже стал бы таджикским анклавом и занимал примерно третью часть Алайского района. Никто из наших не знает, с какого времени, и на каких условиях сегодня бесплатно используются гражданами соседних стран около 1 млн. га пастбищ в ряде районов Ошской, Джалал – Абадской и Баткенской областей. Они давно возвели там жилища, кошары и другие объекты, и вокруг них незаметно появляются малые анклавы, все больше захватывающие наши земли. В приграничных наших территориях увеличивается количество незаконно проживающих семей из соседних стран. Видимо, во времена правления двух президентов айыл окмоту и районным госадминистрациям были даны права предоставлять кыргызские земли в аренду гражданам других стран.

 

В тоже время, по закону передача земель в пользование другим странам была прерогативой Жогорку Кенеша. Наши добрые соседи, например, таджики, тихо выползая из своего села Самаркендек по пойме реки Исфара, только за последние 10 лет продвинулись на 4 – 5 км. Они уже близки к тому, чтобы соединиться с таджикским анклавом «Ворух», до которого осталось меньше одного км. В приграничных территориях Кадамжайского, Лейлекского, Араванского, Аксыйского районов сегодня нет места, где бы не хозяйничали граждане соседних стран. Думается, что у руководителей райгосадминистраций, начальников милиции, прокуроров, госрегистров и айыл окмоту должны проснуться чувства совести и ответственности за земли, оставленные нам предками, и они обязаны осуществлять исчерпывающие меры против ползучей экспансии граждан соседних стран на наши территории.

 

Учитывая критическую важность этой проблемы, власти Кыргызстана должны развернуть такую работу, чтобы разобраться с каждым клочком земли, которого незаконно занимают другие. Нам хотя бы при назначении нового главы района, как главную его обязанность, ему приписать постоянную работу с приграничными территориями, добиваться освобождения незаконно занимаемых земель, не допускать случаи перехода на жительство к нам людей из соседних стран путем покупки жилья в приграничных наших территориях.

Комментарий

Мурат

Суббота, 12 Марта 2016 11:22

Надо не переселять Мургабцев,а возвратить Мургабский район в Кыргызстан. Кроме кыргызов там никого нет,исторически наша земля от перевала Найза-таш до большого Алая.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены