В медицине важны показатели

В медицине важны показатели

Жители Хорога в шутку рассказывают, что кто не знает Нан (матушка) Очатбегим, тот не хорогчанин. Это вроде поговорки: "кто не видел долину Бартанг, тот и не видел Памира". С уверенностью соглашусь со второй поговоркой, а насчёт первой у меня сомнения. Они были до тех пор, пока я воочию не услышал историю обычной женщины, ныне прабабушка большой семьи.

 

Нан Очатбегим Давронбекова живет в центре города, на улице Нуралибеки Атобек. Дом, в котором она живет, расположен на берегу реки Гунт. Дворик маленький, огорода вообще нет, зато для желаемых гостей под тенью большого абрикосового дерево поставили два топчана. В углу двора находится небольшой хлев. После приветствия, изучив мой любопытный взгляд, Нан Очатбегим с горечью начала свой рассказ:

 

- Хлев пустует. Раньше держала корову, коз, овец, курей. В ноябре прошлого года не стало мужа. Невмоготу мне теперь держать скотину. Сыновья живут в России. Дочери - семейные.

 

- И вы живете одна?

- Внук Мавлоназар со мной. В восьмом классе учится. Девочки мои живут в Хороге, поочередно навещают меня.

- Нан Очатбегим, говорят вас в Хороге все знают. Откуда такая популярность?

 

- Не верьте слухам. Я не коренная хорогчанка. А насчёт популярности, вот что я вам скажу: популярными бывают певицы и шоумены. Когда я была молода, наш музыкальный народ обожал Сафарбегим Тошхуджаеву. Такой чистый и мелодичный голос был у неё. Она действительно была любима народом. Я же не заслуженная артистка, не танцовщица. Всю жизнь работала в сфере здравохранения области, была медсестрой.

 

- А как вы стали медсестрой?

 

- В 1951 году большая комиссия из числа учителей и врачей приехала в мой родной кишлак Нишусп Дарморахтского сельсовета. Я училась в седьмом классе. По характеру я была бойкой. Собрали нас старшеклассников на собрание в большом классе, который назывался залом, а там переводчик начал переводить нам речь одной русской женщины, которая рассказывала о том, что в Хороге открылось медицинское училище, и в ГБАО повсеместно ощущается нехватка медицинских сестёр и фельдшеров. Выступили и другие медики. Обращаясь к нам, директор школы спросил: - Кто из вас поедет учиться в Хорогское медучилище? В зале стояла тишина. Он ещё раз повторил свой вопрос. Опять тишина. Не удержалась я и нерешительно подняла руку, а потом тихим, еле слышным голосом сказала: - Я поеду.

 

- Вы боялись чего-то?

 

- Да. В то время образованных людей было очень мало. В семьях господствовал патриархат. Я боялась, что отец не отпустит меня на учебу. Вечером рассказала о своем плане маме. Она улыбнулась и сказала : - Не бойся, доченька. Я знаю всё. Твой отец уже в курсе о твоего решения. Он согласен.

 

- Трудно было учиться тогда?

- Очень.

- А почему?

 

- Учеба была на русском языке. Преподователи в основном были русские. Были и местные, но они тоже говорили на русском. Закончив училище в 1953 году, мы, выпускники, заодно получали аттестат об окончании восьмилетки. Средних школ было мало и большинство выпускников, получив аттестат восьмилетки начинали работать. Кто - табельщиком в колхозе, кто на почте. Лучших подростков - выпускников сразу назначили директорами школ.

 

- А что было с вами?

 

- Я по направлению 14 лет проработала в Ишкашимском районе, затем - в Мургабском районе. В Ишкашиме помимо таджикскому, обучалась ишкашимскому (рынском) и ваханскому языкам. Бывали случаи, что я с переводчиком работала. Приходит пожилой человек в медпункт. Кроме ваханского языка он не знает других языков. Зову соседку - переводчицу, которая работает учительницей в школе и вдвоем занова начинаем опрос и лечебные процедуры.

 

- А какой случай был самым незабываемым в вашей жизни?

 

- Пожалуй, тот случай, когда я вылечила майора - особиста (сотрудника особого отдела) из погранвойск СССР. После окончания медицинского училища я работала заведующей медицинского пункта в кишлаке Андароб. Больных было много, а из медпресонала я одна. Ни сна, ни покоя. Во время вакцинации вместе с санитаркой мы пешком проходили по всем кишлакам. Прихожу с работы уставшая. Возле дома, где я жила, люди в военной форме. Как увидела их, так у меня дрожь по всему телу. Дело в том, что моя мама была афганкой. В те годы люди, у которых были родственники по ту сторону берега Пяндж, жили в постоянном страхе. По своей наивности я подумала, что они пришли арестовать меня из-за мамы. Убежать было некуда и я бледная пошла им навстречу. Когда пограничники услышали мой русский, тут же отпустили переводчика. Пришли на заставу. Лежит майор - чуваш в бессознательном состоянии. Измерила температуру, давление больного, пощупала пульс. Состояние его было критическим. Температура + 42 градуса. Сделала смесь из новокаина, димедрола и анальгина. Хоть практики было у меня мало, но первую помощь оказала вовремя. На душе было неспокойно. В тот день ничего не ела, но я даже не чувствовала голода. Стало темно, а я стою у кровати больного и пристально смотрю на него. После того, как больному стало немного лучше, я попросила дежурного позвать начальника заставы. Пришел он и видит, что прикомандированный больной майор спокойно спит. Обрадовался начальник, смеётся как маленький мальчик. Затем он попросил меня подежурить у кровать больного до утра. Я поставила им своё условие. Говорю, товарищ командир, долг каждого медика спасать жизнь больного, но я незамужняя девушка, и если люди узнают о том, что ночь прошла на заставе, по кишлаку будут ходить разные сплетни. Улыбнулся он, а потом спрашивает: - Что вам надобно? Говорю: - Я живу в доме уважаемого аксакала кишлака. Пусть он тоже вместе со мной посидит возле больного. Командир выполнил мое условие. Аксакал Гулмамад, мужчина в возрасте, был доставлен на заставу. В ту ночь вся застава бодрствовала. Наутро майор сделал легкую физзарядку. Так как я была единственной медсестрой в сельсовете и паралельно лечила пограничников Андаробской заставы, начальник заставы выдал мне карточку на получение продовольственного пайка. Я безмерно любила родителей, в конце каждого месяца приезжала к ним, привозя много продуктов. Годы были послевоенные, люди жили плохо. Семьи колхозников только осенью получали продукты в виде натуры. Односельчане не имели таких возможностей как я. Даже ходили разговоры, что самый зажиточный человек в кишлаке Наим-бай перед всеми сказал, что его пять сыновей зарабатывают меньше, чем дочь Даврон - безземельного. Однажды, приехав домой, я в хлеву обнаружила двух больших, курдючной породы баранов. Мама без утайки объявила мне, что мой родной дядя Тошбек уже посватал меня за сына своего Миралибека. Пошла к отцу для обьяснений. Оказывается, что все уже решено. У меня с Миралибеком были чисто братско-сестринские отношения. Плачу, объясняю все это отцу, а он повторяет одно и то же: - Нехорошо было им отказаться, доченька. Как никак, Тошбек мне родной брат. Он с надеждой вошел в наш дом. Если бы отказался, дух нашего отца покарал бы меня.

 

Вышла замуж за двоюродного брата и вскоре мирно разошлись. Были мы как брат и сестра так и разошлись как родные. Родители простили нас.

 

- А что было дальше?

 

- Вскоре я опять вышла замуж. Мой муж Имомназар Худододов работал в сфере общественного питания Ишкашимского района. Родился старший сын Сохибназар. Наша семья приехала в Хорог. Почти пять лет я работала на городской Скорой. После комсомола поступила в КПСС. Во время выступления в ряды партии недруги противились окончательно. Кто-то донес, что моя мама - афганка. Председатель комиссии, татарин по национальности, знал всю мою историю. Беря всю ответственность на себя и оставаясь с ними наедине, он им сказал: - Не ройте яму другим. Если детально покопаться, у большинства жителей Памира найдутся родственники не только в Афганистане, но и в Китае и Пакистане. Наши ряды не должны редеть, а пополняться. Мы смотрим на работу, а не на родословную каждого, поэтому нам нужны такие преданные партии люди, как Давронбекова.

 

- Говорят, в те времена люди были совсем другими. Например, в Хороге никто дверь не закрывал на засов, даже ночью. Это правда? По вашему какие ещё положительные черты были присущи советскому человеку?

 

- Наверное честность, искренность и порядочность каждого. Советский человек не знал способов обогащения, потому что собственность была не частная, а общественная. Народ ненавидел алчных людей. Одно напоминание о факте перехода среднеазиатских республик из феодального строя в социалистический, говорит о чудесах и чуде. Мой отец говорил, что в Шугнанском районе в конце 19-ом веке только дети священнослужителей были грамотными. Причем, это были единицы. Работая участковой медсестрой, я ежедневно ходила по всем дворам жителей шести больших микрорайонов города Хорога. Возможно, скептики не поверят мне, но я не видела никаких замков на дверях. Высоких забор вокруг дома никто себе не строил. Уходя на работу, мы отдавали ключи соседу и никаких пропаж и криминала люди не знали. За короткий срок чётко налаженная советская система здравоохранения победила многие опасные болезни.

 

- По-вашему нынешняя система здравоохранения хромает?

 

- Нет. Есть большой прогресс. Это прежде всего технологические достижения, но чиновник из министерства здравоохранения и главный врач больницы не должны гордиться тем, что в госпитали поступают и работают новые медицинские аппараты. Дело не в оборудованиях. Важны показатели. На Кубе до сих пор нет одноразовых шприцов, здания больниц и поликлиник ветхи и нет денег на ремонт. Зато кубинская государственная медицина самая передовая в мире. Кубинские медики успешно лечат рак легких, явления смертности малочисленны на острове Свободе, а продолжительность жизни кубинцев неукоснительно растет.

 

- А что больше всего вас удручает?

 

- То, что некоторые больные сами себя заражают. К примеру, наркомания, СПИД и венерические болезни. Больные этими заболеваниями образно говоря "покупают" себе болезни. В советское время велась целенаправленная борьба с очагами инфекций и их носителями. К сожалению, в настоящее время мало сдвигов в этом направлении.

 

- Работает ли участковый медперсонал так как вам бы хотелось?

 

- Если честно, я до сих пор не знаю своего участкового врача и медсестру. Я мало выхожу из дома. Наверное, они приходят в наш дом в мое отсутствие.

комментарии

Mohpaykar Shohaydarova

Понедельник, 03 Декабря 2018 17:31

Люблю тебя моя хорошая и доброя бабушка...Я горжусь тобой моя родная...!

khorogchan

Суббота, 01 Декабря 2018 17:46

Жители Хорога в шутку рассказывают, что кто не знает Нан (матушка) Очатбегим, тот не хорогчанин. Samoe intersnoe tot fact chto Nan Ojat znala vsekh detey po imeni vo vsekh svoikh uchastkakh dazhe kogda mi uzhe stali vsroslimi.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены